Янв 19, 2013 | Автор Admin

Истерика часть 9

Истерика часть 9

А тут еще как на грех она познакомилась с молодым актером Володей Сошальским. Он был дьявольски красив! И когда артист шел по Невскому, за ним гурьбой бежали поклонницы, вопя: «Смотри, смотри, Вовка идет!»

Чувства к Володе оказались взаимными, и влюбленные сразу поженились. Но семьи не получилось. Года через полтора ее муж полюбил другую, о чем бесхитростно сообщил жене.

Ее питерский театральный «сезон» закончился внезапно-когда главрежа Акимова обвинили в космополитизме и сняли с должности. Тогда вся труппа подписала какую-то петицию-донос. Кроме Аросевой. Она не смогла отказаться от отца. И предать своего учителя оказалось выше ее сил. Выход был один - уйти из театра...

«Некрасивых я не любила!»

Это было как светопреставление! Люди, со всех сторон лица: искаженные, злобные, страшные! «Черт побери, зачем я поперлась?» - у Оли не было сил ни плыть в людском потоке, ни противостоять толпе. Не пойти на похороны Сталина она не могла! Сейчас, в свои 28, она понимала, что это по его приказу расстреляли отца.

Именно теперь, в людской толпе, вспоминала, как девчонкой писала вождю письмо. Просила, чтобы он отпустил папу, ведь он ни в чем не виноват... На каком-то повороте давление ослабло.

И молодой мужчина, шедший впереди, юркнул вбок, затем - в подъезд. Ольге хватило ума последовать за ним. Подъезд оказался проходным - она выбралась на другую улицу и смогла добраться домой. Когда муж Юра Хлопецкий открыл дверь, Оля буквально рухнула ему на руки. Он тут же вызвал скорую. Оля была беременна, и в давке случилось страшное - она потеряла ребенка. Больше детей у нее не было.

В Москве она нашла свое место в Театре сатиры, который на долгие годы стал ей вторым домом. Ольга сразу же сошлась с двумя уже признанными звездами театра - Татьяной Пельтцер и Валентиной Токарской.

Их прошлое в чем-то совпадало: все, так или иначе пострадали от советской власти. Они приняли молодую Аросеву в свой небольшой междусобойчик, научив главному развлечению - игре в преферанс.

Бывало, утром ей звонила Татьяна Ивановна: «Кофе не пей и бегом ко мне!» Аросева прибегала и заставала такую картину: аромат кофе, а на столе - бутерброды с черной икрой.

Жизнь с Юрой после потери малыша не сложилась. Их брак как-то угас сам собой

-видимо, не смогли смириться с потерей ребенка. Однако Аросева не унывала, она всегда была изрядной жизнелюбкой. И без внимания мужчин не оставалась. Доходило до того, что ночью обезумевшие поклонники по водосточной трубе пытались забраться в ее номер!




Комментарии (0)